Услуги
Тарифы
Справка

Почта Беларуси. 20-е годы

В начале ХХ века в Белоруссии насчитывалось около 600 почтовых учреждений, большинство из которых размещалось в губернских и уездных центрах, и только небольшое количество почтовых предприятий обслуживало сельское население. Правда, при некоторых волостных правлениях открывались “почтовые операции” — прием и выдача простой и заказной корреспонденции, существовала и так называемая “сельская почта” (земская). Но этих учреждений было немного, и на общее состояние почтового дела они практически не влияли. Почтовые тракты и телефонные линии проводились главным образом до уездных городов, иногда — до помещичьих имений. Крестьянину, чтобы отправить или получить корреспонденцию, приходилось отправляться пешком либо на телеге за несколько десятков верст на почту. Получение и отправка письма становились событием, о котором потом долго говорили и вспоминали.

Не лучше обстояли почтовые дела и в городах белорусских губерний. Новые почтовые отделения открывались в тяжелых условиях и очень медленно. Иногда переписка об открытии нового отделения тянулась 5-10 лет. Архивные документы свидетельствуют, что были и более продолжительные сроки. Так, жители поселка Птичь на линии Полесских железных дорог после подачи прошения ждали открытия почты 19 лет!

В годы первой мировой, гражданской и советско-польской войн по белорусским губерниям прошел огненный смерч. Многие селения, местечки и города были разрушены и сожжены. Вместе с хозяйством городов подверглись разрушению и почтовые учреждения, а полное их разорение завершили многочисленные завоеватели, пришедшие на нашу землю. Они вывозили почтовое оборудование, телефонные коммутаторы, телеграфные аппараты, провода, изоляторы, даже спиливали телеграфные столбы. Почтовое хозяйство Белоруссии оказалось в очень трудном положении.

12 октября 1920 г. война между Советской Россией и Польшей закончилась временным перемирием. 18 октября того же года принято решение об окончании военных действий. Война 1919-1920 гг., вошедшая в историю как советско-польская, завершилась. На белорусской земле наступил мир. 18 марта 1921 г. в Риге был подписан мирный договор между Советской Россией и Польшей, согласно которому Западная Белоруссия отошла к Польше. Число почтовых учреждений в БССР после раздела территории сократилось почти на половину. В апреле того же года мирный договор был ратифицирован в Минске. В Белоруссии началось восстановление разрушенного войнами хозяйства, в том числе и почтового.

За время военных действий почтовая и телеграфная связь между воюющими странами была нарушена. После мирного договора обе стороны проявили интерес и желание к быстрейшему восстановлению почтовых отношений.

Почти два года велись переговоры о возобновлении почтовых связей. 24 мая 1923 г. в Москве между Советской Россией (участвовали представители РСФСР, УССР и БССР) и Польшей была подписана Почтово-телеграфная конвенция, которая внесла улучшения в почтово-телеграфные отношения между бывшими противниками. Конвенция разрешала обмен простыми, заказными (почтовые карточки, деловые торговые бумаги, небольшие образцы товаров, некоторые печатные материалы) и ценными письмами, посылками и телеграммами. Запрещались денежные переводы, любые спешные, экспрессные пересылки, абонемент газет и журналов, пересылка международных купонов и телефонные разговоры. В тексте конвенции, состоящей из 49 параграфов, имелось много запрещающих положений. Например, один из параграфов запрещал пользоваться в письмах шифрами, кодами, условными знаками, сокращенными словами и т. п.

Одновременно с конвенцией были подписаны несколько дополнительных протоколов, в которых определялись пункты обмена почтой.

Простая и заказная корреспонденция в СССР обменивалась в Москве, Петрограде, Харькове, Киеве, Одессе, Баку и Минске. В Польше определили всего два обменных пункта — в Варшаве и Бресте над Бугом.

Пункты обмена посылками в СССР находились в Киеве и Минске, в Польше — в Варшаве и Бресте над Бугом. Местами передачи мешков с почтой стали приграничные отрезки железной дороги Негорелое (БССР)-Столбцы (Польша) и Шепетовка (УССР)-Здолбунов (Польша).

Однако еще до подписания и ратификации Почтовой конвенции между СССР и Польшей некоторый почтовый обмен уже был налажен. В июле 1921 г. установлено воздушное сообщение между Москвой и Европой. С этого времени Минская почтово-телеграфная контора стала принимать письма и почтовые карточки для пересылки воздушным путем в Польшу, Латвию, Швецию, Австрию, Англию, Данию и другие страны Европы.

В марте 1925 г. в газете “Звязда” появилось сообщение о том, что “установлена непосредственная телеграфная связь между Минском и Варшавой. Прохождение телеграммы продолжается две минуты, с доставкой 20-25 минут. Одновременно установлена связь с Албанией, Болгарией, Грецией, Румынией через Польшу”.

Восстанавливать почтово-телеграфную связь в Белоруссии приходилось с большими трудностями. Правительство республики неодно­кратно выделяло на восстановительные работы крупные суммы денег. Благодаря почте уже в 1921-1922 гг. в самые отдаленные уголки республики медленно, но регулярно доставлялась корреспонденция.

Особое внимание правительство уделяло развитию почтовой связи в сельской местности. Для этого в начале 20-х годов в деревнях, где не было стационарных почтовых отделений, создали вспомогательные почтовые пункты при избах-читальнях — агентства связи. Постепенно эти предприятия становились центрами культуры в селе. За отправку, прием и до­ставку корреспонденции и газет отвечали учителя, заведующие избами-читальнями, работники сельских и поселковых советов.

В 1922-1923 гг. одно почтовое учреждение в БССР в среднем обслуживало до 12 тыс. человек. В 1924 г. (258 почтово-телеграфных предприятий и 18 вспомогательных) одно почтовое предприятие приходилось на 402 квадратных километра, или на 11653 жителя, при среднем расстоянии деревни от почтового отделения 25 км. В 1925-1926 гг. ( 768 почтовых предприятий) — одно отделение на 5477 человек. Чтобы расстояние в 25 км сократить хотя бы до 10, количество почтовых точек необходимо было бы увеличить в шесть раз, на что потребовалось бы дополнительно 32 млн рублей. Для бюджета молодой республики это оказалось непосильным, даже считая, что помещения с отоплением и средства для возки почт бесплатно предоставили бы местные органы власти.

“Каким же путем идти, чтобы почта при наименьших посильных для государственного бюджета затратах могла проникнуть в деревенскую глушь и полностью обслужить как крестьянство, так и низовые административные ячейки, как то: сельсоветы, кооперативные общества, партийные органы, избы-читальни и т. п. без значительных затрат с их стороны времени и труда для пользования услугами почты?” — спрашивал нарком почт и телеграфов БССР И. Л.  Гридюшко в статье “О почтовой связи в белорусской деревне”, опубликованной в журнале “Советское строительство” (№ 2, 1924).

В зависимости от местных условий было решено организовать передвижную (кольцевую) почту, открыть вспомогательные почтовые пункты и почтовые агентства и наладить службу так называемых сельисполнителей и уполномоченных.

“Изобретение” передвижной почты, названной кольцевой, — не прерогатива белорусских почтовиков. В 20-е годы кольцевая почта была распространена по всему CCCР и обслуживала населенные пункты, расположенные в самой глубинке. Суть этой почты в том, что двигалась она как бы по кругу. “Почта, имея центральным пунктом местонахождение райисполкома, проходит ряд сел и деревень, которые не имеют почтовых пунктов ни нормального, ни упрощенного типа, по возможности, захватывая все сельсоветы данного района”. Кольцевая почта останавливалась в каждом селе или деревне. Сопровождающий почту кольцевик, обычно квалифицированный работник, продавал марки, конверты, газеты, производил все почтовые операции по приему и выдаче простой и заказной корреспонденции. Кольцевик выполнял также целый ряд попутных поручений от советских органов.

На гужевом транспорте в определенное время он объезжал населенные пункты, а через несколько дней возвращался в почтовую контору. Почтовое кольцо обычно не превышало 100 км. Несколько передвижных почт одной конторы охватывали все населенные пункты района.

В деревнях к моменту приезда кольцевика собирался народ, что давало возможность агитаторам провести беседу, прочесть и обсудить по­следние газетные новости. Кольцевик, подъезжая к селу, извещал население о своем прибытии сигнальным рожком. Для глубинной деревни его приезд был целым событием (рис. 1, 2).

Вот как описывал работу кольцевика 26-летний работник почтово-телеграфного агентства Ляды Оршанского округа в статье “Мы — письмоносцы”, опубликованной в ноябрьском номере журнала “Жизнь и техника связи” за 1926 г. Статья подписана “Н. К. ” О себе этот работник почтового агент­ства коротко сообщил: «Мне 26 лет, беспартийный, 6 классов старой гимназии. В почтово-телеграфном ведомстве 9-й год. Был на военно-полевой почтовой службе в период граждан­ской войны два года. Теперь работаю в ПТО Ляды как квалифслужащий. Два раза замещал завота (заведующего отделением. — Л. К. ). В 1923 г. получил отзыв НКПТ (благодарность Наркомата почт и телеграфов. — Л. К. ) за работу на телеграфе… В 1925 г. получил премию на конкурсе деревенских почт, устроенном газетой “Беднота”.

…В ноябре месяце я поехал с кольцевой почтой. Признаться, в первые две-три поездки ко мне приглядывались крестьяне, и мало кто из них меня ожидал. А потом, когда я двинул им книги, газеты, тетради, карандаши, бумагу, конверты и т. д. меня повсюду ждала толпа. А там, где приходилось ночевать, изба всегда была набита народом. Один 102-летний старик так сказал: “Вот чудо — эта советская власть — все привезла нам. Четырех государей я пережил, а такого чуда не видал…” Можно работать по-разному: принес письмо, сдал — и катись дальше. Но можно стать в своем районе и самым популярным человеком, как был я в свое время по волости, когда ездил месяц тому назад с кольцевой почтой. Я знаю деревню. Деревня для сельского почтаря — это увлекательное, благодарное и интересное поле деятельности. Стоит только захотеть работать и работать по совести».

На организацию кольцевой почты требовались дополнительные расходы. Но главное, что было необходимо, — это регулярность перевозок, гарантия, что лошади будут даны вовремя и что попутным пунктам не придется бесполезно ждать приезда почты.

В 1924 г. московская “Крестьян­ская газета” в помощь работникам почтовых учреждений выпустила брошюру “Почта в деревне”, в которой подробно рассказывалось, как создать почту, укрепить и улучшить ее, наладить работу кольцевой почты, сель­ских письмоносцев, вспомогательных почтовых пунктов и агентств, сель­ских исполнителей и уполномоченных. В брошюре приводились конкретные примеры, как устроить кольцевую почту в определенном районе в Подмосковье или Тульской губернии.

В предисловии к брошюре в духе того времени отмечалось: “…Чтобы быстрее строить новую жизнь, покорить безграмотность и темноту, в которых царский режим держал трудящихся, рабочим и крестьянам нужна крепкая связь между собой, чтобы приобрести знания, крестьянину нужны книги и газеты. Книги дадут знания по сельскому хозяйству, обработке земли, содержанию и годовле скота и т. д. Нужна также и газета. Она даст совет, прольет свет и ответит на общественные и политические вопросы.

В данный момент у нас мало почтовых учреждений. На 30-50 сел одно почтовое учреждение. Поэтому почта доставляется медленно…, чтобы отправить письмо, надо ехать далеко, тратить время и силы. В этом причина, что крестьяне мало пишут. На восемь человек — одно отправление в месяц. Ныне почта идет до сельсовета, далее выдается под расписку уполномоченному, если бы уполномоченные заглядывали бы на почту чаще и регулярно и если бы корреспонденция тут же рассортировывалась по адресам, то письма бы не валялись в канцеляриях райисполкомов и сельсоветов”.

Брошюра оказалась полезной и для белорусских почтовиков. В начале 1925 г. Наркомпочтель БССР выпустил массовым тиражом белорусский перевод этой брошюры под названием “Пошта ў вёсцы”. В брошюру были внесены коррективы — показывалось на примерах-схемах, как организовать кольцевую почту в нескольких районах республики: например, от Минской почтовой конторы по маршруту Смиловичи-Логойск-Городок-Минск, Минск-Копыль-Гроза-Минск-Вязынь-Илья-Радошковичи-Красное-Минск с заездом кольцевой почты в ближайшие деревни (рис. 3). В пособии подробно описывались рекомендации по устройству почты в белорусской деревне.

Позволю себе сделать небольшое отступление, связанное с “Поштай у вёсцы”.

Брошюра была полезна еще и тем, что ответила на вопрос о посылке писем военнослужащим, волнующий многих родителей-крестьян, сыновья которых служили в Красной Армии. В деревнях, да и не только в сельской местности, население не знало, как правильно адресовать корреспонденцию в армию, подлежат ли эти письма оплате, какое количество писем разрешается посылать красноармейцу, сколько писем может послать военнослужащий домой.

В брошюре были опубликованы постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 20 июня 1923 г. и от 19 мая 1924 г. о красноармейской корреспонденции, в которых, в частности, говорилось: “1. Установить бесплатную пересылку на имя красноармейцев писем до 20 г. весом. Каждый имеет право пересылать без оплаты почтовыми марками неограниченное количество писем. 2. Адрес в воин­скую часть Красной Армии следует писать так: город или местность, где служит красноармеец, наименование воинской части или учреждения, отделения. (Пример — БССР, г. Минск, 35-й стрелковый полк, 2-я рота, красноармейцу Акуличу.)”

Каждому красноармейцу давалось право посылать бесплатно каждый месяц по три простых письма или три почтовые карточки. Чтобы письмо шло бесплатно, на конверте следовало писать “Красноармейское”, сдавать письмо в канцелярию воинской части, обязательно ставить печать для воинской корреспонденции, записывать в разносную книгу части и под расписку сдавать на почту.

Данные постановления урегулировали отношения почты с армией и родственниками военнослужащих.

К середине 1925 г. кольцевая почта в республике работала на 193 кольцевых трактах с охватом всех 1202 сельских советов и 2498 населенных пунктов. С кольцевой почтой в село пришли не только письма и газеты, но и живое слово, а также различные услуги, которые предоставляла почта. В мае 1925 г. газета “Савецкая Беларусь” сообщала об одном из видов таких услуг: “…Белорусское агентство “Связь” разработало оперативный план на следующее полугодие. В план внесена работа по поставкам в село кольцевой почтой мелкого сельхозинвентаря и предметов повседневного потребления” (№ 96, 01.05.1925).

Места, находящиеся в стороне от прохождения кольцевой почты, вовлекались в почтовую сеть открытием в них вспомогательных пунктов и почтовых агентств. Наркомпочтель не собирался строить в отдаленных уголках предприятия связи нормального типа, так как строительство дорого бы обошлось государству. Производство почтовых операций во вспомогательных пунктах и агентствах возлагалось на сторонних для ведомства связи лиц — членов сельсоветов, избачей, учителей и т. д. При этом расходы на содержание особого помещения, штата, служащих и прочие отпадали.

Как отмечал в своей статье нарком почт и телеграфов И. Л.  Гридюшко, “…с большой пользой могут быть использованы для открытия новых почтовых ячеек кооперативы, школы, избы-читальни, ибо первые имеют много ответвлений, а приезжающие за покупками в кооператив крестьяне могут одновременно и сдать корреспонденцию и, получивши на почте деньги, тут же сделать покупки, а затем и взять для доставки корреспонденцию в свою деревню; вторые — распространяют свою сеть через учеников, а третьи — через красные уголки”.

При достижении определенной нагрузки часть почтовых пунктов наркомпочтель был согласен оплачивать. Но в остальных же случаях в соответствующих учреждениях или организациях следовало “дать поручение определенному лицу выполнять почтовые операции между делом без особого вознаграждения от ведомства связи”.

В тех селах и деревнях, в которых нет ни постоянной, ни передвижной почты, ни вспомогательной почтовой ячейки — пункта или агентства, избирались сельисполнители и уполномоченные. Они командировались в определенные дни в ближайшие почтовые отделения или пункты остановки кольцевой почты за получением писем и газет.

Вопрос доставки почтовой корреспонденции в сельской местности, обеспечения сельских жителей почтовой продукцией, ящиками и почтовой связью не раз обсуждался на правительственном уровне. В феврале 1926 г., чтобы упорядочить и улучшить работу почтовой связи в сель­ской местности — кольцевой почты, сельских письмоносцев, вспомогательных почтовых пунктов и агентств, было издано специальное постановление СНК БССР “О мерах по обслуживанию почтовой связью сельского населения БССР” (рис.4).

На основании этого постановления в марте 1926 г. Народный комиссариат внутренних дел БССР издал специальную инструкцию “О пределах обязанностей райисполкомов и сельсоветов в отношении почтово-телеграфной связи” (рис.5).

О значении кольцевой почты писали газеты того времени, данные об этой почте приводили в отчетах СНК и окружных исполкомов. Вот что писала газета “Савецкая Беларусь” в феврале 1925 года: “Для лучшего приближения аппарата связи к населению по всей Беларуси устанавливается движение кольцевой почты. Таких колец уже создано 178. Они связывают между собой уже 10 окружных исполкомов, 100 районных и 1205 сельских. Движение кольцевой почты — три раза в неделю. Почту обслуживают исключительно работники высокой квалификации” (№ 35, 13.02.1925).

Из отчета Березинского райисполкома Борисовского округа: “За время с января 1925 по январь 1926 г. кольцевая почта дала положительные результаты — с одной стороны, в смысле регулярной связи райисполкома с сельскими советами и учреждениями, с другой стороны, увеличилась подписка со стороны крестьян на газеты, журналы и т. д. Все помещения почтовых отделений в отчетном году отремонтированы и созданы благоприятные обстоятельства для работы” (“Бюллетень СНК БССР”, № 3, 1926).

А вот сообщение из Червенского района, помещенное в “Савецкай Беларусi” (№ 229, 08.10.1926), о работе кольцевой почты, ее достижениях и достоинствах, проблемах и недостатках сельской связи в районе (рис. 6).

Кольцевая почта способствовала развитию сети сельских письмоносцев, штат которых был введен в 1925 г. Это одно из крупнейших мероприятий, осуществленное в 20-е годы в почтовой связи. Впервые в истории развития почты была учреждена должность сель­ского письмоносца для доставки почты крестьянам на дом. В 1926 г. в журнале “Жизнь и техника связи” в статье И. Н.  Смирнова “Итоги работы за 1924-1925 гг. и перспективы нового года” было отмечено: “…Если передвижная почта являлась истинно русским изобретением, то сельский письмоносец пришел к нам с Запада. Именно после поездки комиссии замнаркома связи СССР тов. А. М.  Любовича за границу, которая нашла этого сельского письмоносца в Дании и Германии, он был перенесен в СССР. Здесь работа его, конечно, труднее вследствие более разреженного населения. Сельский письмоносец дал нам возможность охватить 44,5% всех населенных пунктов СССР”.

В журнале “Советское строительство” (№ 3-4, 1925, Минск) в редакционной статье признавалось, что “…кольцевая почтовая связь себя оправдала. Необходимо только сохранить существующую в настоящее время частоту хода почт — три раза в неделю — и стремиться в дальнейшем к более частому обращению почты. Окрисполкомом даны указания РИКам относительно упорядочения сдачи и приема корреспонденции в пунктах остановки кольцевой почты с возможностью ответственности за выдачу и получение корреспонденции секретарями сельских советов. Признано необходимым для лучшего обслуживания населения кольцевой почтой устроить при каждом сельском совете хотя бы примитивный почтовый ящик и установить продажу почтовых и гербовых марок”.

Установка почтовых ящиков в небольших населенных пунктах, особенно в деревнях, считалась почти государственным делом. И этот вопрос рассматривался на самом высоком уровне. Решения об установке почтовых ящиков принимались и на пленумах окрисполкомов. Так, например, в марте 1925 г. Мозырский окрисполком принял решение установить при каждом сельском совете почтовый ящик, “для чего отпущено из остаточных сумм на телефонизацию районов 200 рублей, а остальные необходимые средства решено испросить через отделения связи. Помещения для кольцевой почты обязаны предоставить сельские советы” (“Савецкае будаўніцтва”, № 7/08, 1925).

В 1925-1926 гг. значительно улучшилось обслуживание населения почтовой связью за счет увеличения количества почтовых ящиков и пунктов продажи почтовых марок. Если к 1925 г. в республике было всего 544 почтовых ящика, то к 1 апреля 1926 г. их насчитывалось 1398, а число пунктов продажи знаков почтовой оплаты возросло с 1314 до 1551.

Марки продавались почти во всех государственных, гражданских и кооперативных организациях, а также в 60 частных магазинах.

До октября 1922 г. в БССР действовали почтовые тарифы, исчисляемые в денежных знаках образца 1922 г. За пересылку простого местного письма за первые 20 граммов взималась почтовая такса в размере 20 рублей, за каждые последующие 20 граммов — 10. Письмо за границу весом 20 граммов стоило 40 рублей, за каждые последующие 20 граммов взималась плата в размере 20 рублей. Почтовая карточка — 20 рублей. Заказное отправление оценивалось сверх всего сбора по роду отправления и за заказ в 40 рублей.

В 1923 г. были установлены новые тарифы. За местное письмо до 20 граммов — четыре копейки, за каждые следующие 20 граммов — две. Иногороднее письмо до 20 граммов — семь копеек, за каждые последующие 20 граммов — пять. Почтовая карточка пересылалась за три копейки. За заказ — семь копеек. Спешная почта — 20 копеек за письмо, 20 — за заказ. За каждые последующие 20 граммов взималось 20 копеек.

Международная почтовая карточка пересылалась за 12 копеек, письмо до 20 граммов — 20 копеек, за каждые последующие 20 граммов отсылающий международную корреспонденцию оплачивал по десять копеек (“Бюллетень СНК БССР”, № 3, 1926).

Однако, как показала практика, пунктов продажи марок, конвертов, почтовой бумаги для населения оказалось недостаточно. Ни кольцевики, ни письмоносцы или уполномоченные не обеспечивали в полной мере этой продукцией сельское население и жителей небольших местечек и поселений. Не хватало ее и в почтовых окошках городов.

При исследовании корреспонденции 20-х годов, направленной в различные государственные организации, редакции газет и т. д. из сель­ской местности, малых и даже больших городов республики, оказалось, что более 35% писем не оплачены почтовыми марками. Вся не оплаченная по тарифу корреспонденция имеет дополнительный вспомогательный штемпель с текстом “Доплатить” и названием почтового отделения (населенного пункта). Как говорилось выше, пересылка простого письма стоила четыре копейки. За бесплатную пересылку такого письма с получателя взимался двойной тариф — восемь копеек. Сумма доплаты вписывалась от руки в центр овального доплатного штемпеля. Из представленных рисунков видно, что существовали два вида доплатных штемпелей — анонимные (рис. 7) и именные (рис. 7а), а более поздние доплатные штемпеля (1927 г.) имели дополнительную надпись, указывающую на принадлежность к республике — “Бел.”

Не хватало также конвертов, почтовой бумаги, карточек. Большинство исследуемой корреспонденции посылалось в самодельных конвертах из оберточной бумаги, также использовались старые бланки, обложки, афиши и плакаты. Иногда настоящие почтовые конверты “лицевались”, т. е. аккуратно разрывались, склеивались вновь, для адресования использовалась внутренняя сторона конверта. Для склейки и в качестве писчей бумаги применялись даже газеты. Деловые бумаги, различные справки, прошения, акты посылались вообще без конвертов: складывались, заклеивались и отправлялись адресату. Только к концу 20-х годов в почтовых окошках появилась государственная почтовая продукция — конверты, почтовые карточки и бумага для писем.

В апреле 1925 г. газета “Савецкая Беларусь” (№ 92, 25.04.25) в заметке “Почтовые льготы крестьянину” сообщала: “Окружные ПТК установили в сельской местности прием почтовых отправлений по мест­ному тарифу — четыре копейки. К числу корреспонденции местных сношений относятся письма, которые принимаются агентством кольцевой почты от граждан какого-нибудь района с адресом агентства того же района”.

Небольшое отступление еще об одном виде почтовых услуг.

В начале 20-х годов в стране появилось множество всевозможных обществ, комиссий, содружеств, которые занимались благотворительной деятельностью: “Друг детей”, “Общество друзей воздушного флота”, детские комиссии при ЦИК союзных республик, общество “Книголюб”, “Долой неграмотность!” и т. д. В БССР создавались филиалы этих объединений. Для деятельности таких организаций требовалась финансовая поддержка. Многие объединения увидели возможность создания материального фонда в выпуске и продаже благотворительных марок, которые не имели почтового значения, т. е. ими нельзя было оплатить корреспонденцию. Принудительное их распространение запрещалось. Для массовой продажи благотворительных марок населению разрешалось распространять их через почтовые окошки. Почта согласилась оказывать такую услугу благотворительным организациям. Любой посетитель почты мог купить благотворительные марки, внося тем самым деньги в фонд, наклеить их на конверт рядом с почтовыми. Почтовые же работники гасили их, как и обычные, календарным штемпелем. Это обстоятельство иногда и вводит в заблуждение неопытных филателистов, которые принимают данные марки за почтовые.

На рис. 8 показаны три белорусские благотворительные марки — две детской комиссии при ЦИК БССР по борьбе с беспризорностью, погашенные штемпелем почтового отделения Бор Витебской губернии 29 февраля 1924 г., и благотворительная марка витебского общества “Друзей воздушного флота”, погашенная Мин­­с­ким почтовым штемпелем 13 августа неизвестного года. Марки эти не почтовые, но они хранятся в альбоме филателистов как исторические реликвии далеких и трудных 20-х годов ХХ века.

Оживлению почтовой связи способствовали вновь открытые пункты продажи марок в городах. «Нам следует приступить к организации на всех базарах почтовых киосков “Книга — селу”, где крестьянин смог бы во время своего приезда в город на ярмарку купить книжку, тетрадку, карандаш, почтовые знаки, а также послать письмо и деньги, что увеличило бы доходы акционерного общества “Книга — селу” и почтово-телеграфного ведомства… Следовало бы указанный киоск превращать в маленькое отделение почтово-телеграфного учреждения путем перенесения операций отделения или агентства на базарный пункт в киоск. Мы считаем вполне своевременным организацию таких киосков при всех крупных базарных пунктах и полагаем, что такой способ оживления почтового обмена есть реальный и в настоящих условиях практически осуществимый», — так писал журнал “Жизнь и техника связи” в 1926 г. (№ 11).

Реорганизация почты коснулась и доставки корреспонденции. С 1926 г. в республике организована доставка простой и заказной корреспонденции, газет и журналов, а также страховой корреспонденции до 200 рублей жителям деревни на дом. Это новшество, как отмечалось в одной из белорусских газет того времени, “оживило деревенскую жизнь в глухих местах БССР, появился интерес к газете. Почтовый агент в деревне — это не старый почтовый чиновник, механически выдающий корреспонденцию. Это культработник деревни, осуществляющий связь города с деревней”.

В феврале 1927 г. вышла совмест­ная “Инструкция Народного Комиссариата Почт и Телеграфов СССР и Народного Комиссариата Внутренних Дел БССР о продаже сельскими и городскими советами знаков почтовой оплаты в БССР”, подписанная заместителем наркома почт и телеграфов СССР Любовичем и наркомом внутренних дел БССР А. Сташевским, в которой устанавливалась система обязательной продажи знаков почтовой оплаты местными советами и мест­ными предприятиями связи.

В середине 20-х годов основной задачей связи считалось два момента: с одной стороны, “всемерное приближение аппарата связи к массам сельского населения, для чего был введен институт сельских письмоносцев, с другой — организация связи для приспособления к новому административно-хозяйственному делению”.

Новое административно-территориальное деление БССР предусматривало создание десяти округов, в их числе 100 районов и 1202 сельских совета (рис. 9).

Перестроение учреждений связи явилось логическим завершением мероприятий по районированию края.

В статье “Почтово-телеграфная и телефонная связь Белоруссии”, опубликованной в журнале “Савецкае будаўнiцтва” (№ 7, 1926), работник Наркомата связи БССР П. Э.  Бреслер приводил такие данные о количестве почтовых учреждений в БССР на 1 января 1926 г. В десяти округах республики насчитывалось десять контор связи, 121 отделение связи, 183 агентства I разряда, 130 агентств II разряда и шесть железнодорожных почтовых отделений. Всего — 450 почтовых учреждений. Больше всего почтовых учреждений находилось в Витебском округе — 75, далее следуют: Минский округ — 64, Полоцкий — 55, Бобруйский — 53.

Реорганизация почтового аппарата выглядела следующим образом. Количество предприятий связи на 01.10.1923 — 267, 01.10.1924 — 274, 01.10.1925 — 603, 01.10.1926 — 441. Уменьшение количества почтовых учреждений в 1926 г. объясняется укрупнением некоторых предприятий связи, а также тем, что вместо не полностью загруженных почтовых отделений был введен институт письмоносцев. По количеству почтовых учреждений на первом месте Минский округ — 74 предприятий связи, далее следуют: Витебский — 67, Полоцкий — 55, Бобруйский — 52 (на 1.12.1926).

Как отмечалось в информационном отчете СНК и Экономического Совета БССР за 3-й квартал 1925-1926 гг., наиболее показательными в выполнении задач органов связи “по приближению аппарата связи к сельским массам” являются два вида почтовой связи — кольцевая почта и сельские письмоносцы. В октябре 1924 г. в БССР было 127 маршрутов кольцевой почты, на 1 октября 1925 г. — 260, на 1 апреля 1926 г. их стало 184, протяженность маршрутов составляла 2874 км, 14997 км и 10037 км соответственно. Кольцевая почта, совсем неизвестная в царской России, отличалась быстрым ростом. Некоторое уменьшение числа маршрутов кольцевой почты и километража объясняется все тем же введением института сельских письмоносцев. В густо заселенных районах сельской местности письмоносцы справлялись с работой лучше и быстрее, чем кольцевик. Но при этом следует сказать, что количество населенных пунктов, обслуживаемых кольцевой почтой, возросло с 371 в 1924 г. до 1721 на 1 апреля 1926 г.

Благодаря учреждению службы письмоносцев, в некоторых районах значительно сократился аппарат агентств связи и в то же время существенно улучшилась работа почты. Сельские письмоносцы явились очень нужным новшеством в деятельности связи.

Решения о внедрении нового вида обслуживания населения почтой принимались на разных уровнях. “Пленум Оршанского горисполкома считает необходимым ввести институт сельских письмоносцев, в задачу которых будет входить разноска почтовой корреспонденции по деревням в радиусе 30 км. Этот институт с пункта видения приближения советского аппарата к населению считается очень жизненным и крайне необходимым” (“Савецкае будаўнiцтва”, № 7-8, 1925 г.)

Если в белорусской деревне до 1925 г. не было ни одного почтальона, то к апрелю 1926 г. их было уже 605 человек. И обслуживали они более 20 тыс. населенных пунктов. Передвижная почта способствовала также строительству, ремонту и освоению новых почтовых дорог. В 1923 г. в Белоруссии насчитывалось 230 почтовых трактов, что составляло 3546 км, а в 1926 г., соответственно, — 313 трактов, или 13614 км. В информационном отчете Совета Народных Комиссаров и Экономического совета БССР за 1925-1926 гг. сообщалось, что республика выполнила основную задачу по росту почтово-телеграфных предприятий и улучшению почтовой связи города с деревней. На 1 октября 1923 г. в Белоруссии действовало 267 почтово-телеграфных предприятий, в октябре 1925 их стало 603. К 1 октябрю 1926 г. в республике функционировало 441 почтово-телеграфное предприятие.

На 1 октября 1925 г. почтой охватывалось 23% общего количества населенных пунктов республики, к апрелю 1926 г. — 44%. При этом количество работников связи почти не увеличилось. На 1 октября 1923 г. их было 2400, к апрелю 1926-го — 2500 человек, из них телефонных работников — 227, на почтово-телеграфных предприятиях работало 2230 человек (01.01.1925).

Работники связи в те годы (1920-1926) редко имели специальное образование. Поэтому Наркомат связи БССР уделил особое внимание повышению квалификации работников почты. Обучение работников и повышение квалификации проводилось в окружной профтехнической школе в Смоленске на восьмимесячных курсах. От БССР в 1924-1925 гг. здесь обучались 60 человек. В Минске на трехмесячных курсах для сельских “завпредов” (заведующих почтовыми предприятиями) в 1924-1925 гг. обучались 75 человек. Средняя зарплата в 4-м квартале 1925 г. почтового служащего составляла 35 руб. 85 коп.

Характерен в этом отношении и рост количества почтовых отделений в четырех почтовых округах за первое полугодие 1926 г.

На 1 января 1926 г. в десяти округах республики насчитывалось 450 почтовых учреждений. По сравнению с данными на 1 января 1925 г. количество почтовых учреждений уменьшилось на 53 единицы ввиду замены некоторых агентств сель­скими письмоносцами, а в Витеб­ском округе — за счет укрупнения.

Среди вновь открытых почтовых предприятий — маленькое отделение в деревне Ясень Бобруйского округа. Оно было учреждено в 1925 г. (рис. 10). О работе этого почтового отделения в 1926 г. писал некто Остроумов во всесоюзном журнале “Жизнь и техника связи”: «До организации пеших почтовых участков отделение имело 78-85 подписчиков на газеты и пропускало от 800 до 1000 различных почтовых отправлений в месяц. Доход отделения связи составлял 35-40 руб. в месяц. Когда в отделении появились пешие почтальоны, то уже после четырех месяцев их работы доход составлял почти 120 руб. в месяц. Количество почтовых отправлений возросло до 8000. Резко увеличилось количество подписчиков на периодическую печать — их стало 378. По прошествии года работы письмоносцев через Ясеньское отделение связи ежемесячно проходило более 10000 разных почтовых отправлений, 600 подписчиков выписывали 630 экземпляров газет и журналов. Письмоносцы распространяли среди населения книги и канцтовары АО “Книга — деревне”. Ежемесячно распространялось до 80 экземпляров книг. На почте был организован киоск по продаже литературы. Пользуясь услугами письмоносцев, крестьяне часто бывали и сами на почте, где всегда было многолюдно. Приходили на почту и жители соседних деревень не только чтобы сдать письмо или купить марку, но и для того, чтобы выбрать книгу по сельскому хозяйству, послушать радио из Москвы». Автор статьи далее пишет: “Радио, будучи само по себе проводником культуры при киоске, играет роль агитатора в деле распространения литературы среди крестьян”. Ясеньское почтовое отделение и семь пеших письмоносцев обслуживали 98 населенных пунктов, имеющих 1530 дворов с населением 8928 человек. «В первый год своей работы ясеньские почтовики имели две газеты на каждые семь дворов. Но это их не удовлетворяло, поэтому в 1926 г. они выдвинули лозунг “На каждый двор — газету!”»

Работа этого небольшого почтового отделения — яркий пример того, что почта в те далекие и трудные годы явилась для деревни связующим звеном с внешним миром, очагом культуры, источником просвещения

Вся сеть почтовых учреждений республики связывалась особо выделенными из общего числа путей сообщения почтовыми трактами, число и протяженность которых по данным Народного комиссариата почт и телеграфов (НКПиТ) для БССР составляли на 1 октября каждого года: в 1923 г. — 230 почтовых трактов протяженностью 3546 км, в 1924 г. — 263 и 4021 км, в 1926 г. — 313 и 13614 км соответственно. Увеличилась также и протяженность железнодорожных путей, по которым перевозили почту, — с 1733 км в 1923 г. до 2036 км к 1 января 1926 г. Приведенные данные свидетельствуют о развитии почтовой связи в БССР.

Протяженность телеграфных линий также стала возрастать. В 1923 г. она достигла 1920 км при 307 действующих телеграфных аппаратах, в 1925 г. — уже 4512 км при 262 аппаратах. Уменьшение числа действующих аппаратов дает основание за­ключить, что телеграфная сеть росла не только количественно (по длине), но и качественно, обслуживая одним аппаратом несколько линий. Оживление деятельности телеграфа вызвало необходимость капитальных работ как на линиях, так и во всей технической части телеграфа.

За период 1924-1925 гг. были капитально отремонтированы с заменой проводов городские линии в Бобруйске, Орше, Речице, Витеб­ске, капитально перестроены Полоцкая, Калинковичская, Бобруйская конторы. Открыта связь по Бодо на линии Москва-Минск-Варшава с ретрансмиссией в Минск. Вместо существовавшей 13-часовой установлена суточная связь по Морзе Могилева с Москвой, налажена связь между Могилевом и Киевом. Подверглась полной реорганизации телеграфная связь по линиям Минск-Могилев, Кричев-Климовичи, Рославль-Хотовичи-Климовичи-Костюковичи-Хотимск, установлена связь Орша-Копысь-Могилев-Дрибин, Орша-Дубровно-Красное-Ляды, Витебск-Могилев-Гомель.

Для удобства населения к 1925 г. открылась передача телеграмм по телефону на 27 предприятиях. В целях предоставления населению возможности ведения телефонных переговоров переоборудовали 19 телеграфных линий на телефонные.

В конце 1926 г. “Савецкая Беларусь” опубликовала такое сообщение: “На основании постановления СНК БССР Народный комиссариат почт и телеграфов издал приказ о переименовании с 1 ноября с. г. Западного управления связи в Белорусское управление связи” (“Савецкая Беларусь”, № 255, 10.11.1926).

Уделяя большое внимание развитию почты в сельской местности, правительство не забывало о почтовых учреждениях в городе и районных центрах. Городские почтовые конторы оснащались более современной техникой, во многих городах и поселках городского типа ремонтировались старые здания узлов связи, открывались новые почтовые учреждения, увеличивался парк почтовых вагонов.

В начале 1925 г. Минская город­ская почтовая контора, следуя лозунгу “Почту в массы!”, выступила с инициативой приема почтовой корреспонденции особыми уполномоченными на фабриках, заводах, крупных предприятиях, артелях и т. п. Газета “Савецкая Беларусь” откликнулась на эту инициативу короткой информацией: “Для лучшего обслуживания рабочих в ближайшее время в Минске намечено внедрить почтовые операции на фабричных и заводских предприятиях” (“Савецкая Беларусь”, № 113, 23.05.1925). Однако новшество не получило широкого распространения и просуществовало совсем не долго. Слишком мал был объем корреспонденции, высылаемой рабочими.

В мае 1926 г. Минская почтовая контора увеличила до трех число участ­ков по обслуживанию почтальонами жителей окраин Минска, пригородных сел и деревень, ввела прием телеграмм по телефону. С июня того же года телеграммы с пометкой “ночная” доставлялись срочно с шести часов вечера до шести утра. В октябре 1926 г. согласно “Почтово-телеграфной конвенции 1923 г.” между советской Россией и Польшей, значительно расширился почтовый обмен с заграницей через пограничную станцию Негорелое. Ежедневно из СССР в разные страны через этот обменный пункт проходило до 8000 кг корреспонденции. Также Минская ПТК установила отправку корреспонденции за границу по линии Минск-Смоленск-Ковно (Каунас)-Кенигсберг (Калининград)-Берлин-Данциг (Гданьск)-Амстердам-Париж-Лондон.

В нескольких городах появились клубы связистов. В Минске клуб им. Подбельского (нарком связи СССР. — Л. К. ) был открыт в 1925 г. (“Савецкая Беларусь”, № 82, 11.04.1925).

Для работников почты неоднократно организовывались курсы повышения квалификации, улучшались жилищно-бытовые условия. Так, в мае 1925 г. “Савецкая Беларусь” (№ 100, 08.05.1925) сообщила: “В Минске открыты трехмесячные курсы для подготовки почтово-телеграфных административных работников. Курсанты — 50 человек — обеспечиваются стипендией и общежитием”. А в июне 1926 г. при минской ПТК были открыты курсы “по белорусоведению для подготовки работников связи”. Слушатели курсов — 50 человек — также обеспечивались общежитием и стипендией (“Савецкая Беларусь”, № 132, 13.06.1926).

В 30-е годы правительство приняло ряд специальных постановлений, выполнение которых коренным образом изменило организацию почтовой связи. Почтовая служба стала важным звеном в экономике страны.

Гужевой транспорт в начале 30-х для перевозки почты в городах республики почти не применялся. Лошадей заменили велосипеды, мотоциклы, затем — автомобили. Правда, в некоторых районах сельской местности лошади еще и во второй половине 30-х годов развозили почту. Уже в мае 1926 г. (“Савецкая Беларусь”, № 121, 30.05.1926) в связи с открытием автобусного рейса Минск-Червень-Острошицкий Городок-Минск почта доставлялась в поселения, расположенные по этому маршруту, рейсовыми автобусами. В 1927 г. в столице республики насчитывалось шесть автобусных маршрутов, соединяющих центр города с окраинами и пригородами. Поступило предложение установить на автобусах этих маршрутов почтовые ящики для сбора простых писем.

Ходатайство Минской ПТК об установке почтовых ящиков было удовлетворено в 1929 г. Тогда же решился вопрос об отправке корреспонденции на автобусах в районы Минского округа. Почтовые ящики также установили на некоторых трамвайных маршрутах в Минске и Витебске. В конце 1929 г. почтовая контора в Мин­ске предложила горожанам новую услугу — возможность воспользоваться Белорусским справочным бюро связи.

В справочниках “Вся Белоруссия” за 1923 и 1925 гг. о республиканской почте приведены некоторые общие сведения. В начале 20-х годов НКПиТ БССР возглавлял народный комиссар Иосиф Леонтьевич Гридюшко. Комиссариат располагался по ул. Советской, 45. Резиденция народного комиссара находилась в Доме Советов на пл. Свободы, 17 в Минске.

В структуру НКПиТ БССР входило девять отделов: административно-распорядительный, отдел нормирования, почтовый, статистический, хозяйственно-строительный, счетный, технико-ремонтно-строительный, эксплуатационный, склад технических и хозяйственных материалов.

Минская почтово-телеграфная контора располагалась по ул. Губернаторской, 34. В 1924 г. ее переименовали в Ленинскую.

В начале 20-х годов Минскую ПТК возглавлял В. В.  Гурло, в 1925 г. — С. Ф.  Точко, помощником заведующего ПТК был П. Н.  Смольский, технической частью руководил П. Х.  Бук.

В городе имелись два железнодорожных почтово-телеграфных отделения; располагавшееся на Западном вокзале возглавлял Н. В.  Васильев.

В отделении для гашения корреспонденции использовали двуязычный почтовый штемпель с текстом названия почтового отделения — “Минск Ж. Д. П. Т. О. / Менск” (железнодорожное почтово-телеграфное отделение. — Л. К. ) (рис. 11). На Александровском вокзале находилось второе железнодорожное почтово-телеграфное отделение, его возглавлял К. Р.  Бальц. К 1925 г. Александровский вокзал стал называться вокзалом Московско-Белорусско-Балтийской железной дороги, почтовым отделением которой заведовал С. П.  Сосинович.

Управление Минских городских телефонных сетей находилось в одном здании с ПТК по ул. Губернаторской, 34 (Ленинской). Заведовал город­скими телефонами И. Ф.  Альфонский.

В ноябре 1925 г. в столице республики состоялось торжественное открытие широковещательной радиотелефонной станции. В тот же день в 18 ч. 30 мин. в эфире впервые прозвучало: “Гаворыць Мiнск!” Первая радиостанция могла транслировать свои передачи в радиусе 300 верст. Звучали передачи всего 30 минут в сутки. Эта радиостанция могла удовлетворить потребность в широковещании всех организаций и учреждений в республиканском масштабе и давала возможность развиваться зарождавшемуся радиолюбительству в республике. Сооружения Минской радиовещательной радиостанции носило временный характер, весной 1926 г. в Минске началось строительство двух мачт, что впо­следствии дало возможность увеличить действие радиостанции на 250%. На 1 января 1926 г. в Белоруссии насчитывалось зарегистрированных 112 частных и 53 специального назначения радиостанций.

Минская приемная радиостанция размещалась в здании по ул. Со­вет­ской, 47, заведующий был П. С.  Шклярик.

В 1922 г. в Минском уезде функционировали три почтово-телеграфных отделения (ПТО) и пять почтовых отделений (ПО).

В Бобруйском уезде имелось семь почтово-телеграфных контор: Бобруйская (заведующий — С. Ф.  Точко), Грусская, Паричская, Свислочская, Осиповичская, Уреченская и Стародорожская, одно почтово-телеграфное отделение в Паськовых Горках и 15 почтовых отделений. На станции Осиповичи работало железнодорожное почтовое отделение. Бобруйская ПТК располагалась по ул. Ольховской, 135, заведовал конторой Н. В.  Гурло.

Для обработки корреспонденции Бобруйская ПТК в середине 20-х — начале 30-х годов использовала несколько видов календарных штемпелей, среди них: с буквенными индексами — “А”, “З” (два вида), “К”. Название города на штемпелях указывалось на белорусском и русском языках, некоторые штемпеля имели сокращенное название республики — “Бел.” Для заказных писем применялся специальный номерной ярлык с двуязычным текстом — “Бобруйск / Бабруйск / П. Т. К.” Так же был в употреблении резиновый штампик для заказных писем с буквой “З” и текстом — “№… / Бобруйск БССР”. Штемпель для обозначения доплатных писем, как подобные штемпеля других почтовых учреждений республики, имел овальную форму и текст — “Доплатить / Бобруйск” (рис. 12-17).

В Борисовском уезде работали четыре почтово-телеграфных конторы: Борисовская (заведующий М. И.  Келен), Ново-Борисовская, Холопеничская и Смолевичская, шесть почтово-телеграфных и 12 почтовых отделений.

Данные статистического справочника “Вся Белоруссия” за 1925 г. несколько отличаются от сведений, представленных Борисовским краеведческим музеем в краткой исторической справке “Почта и электросвязь г. Борисова за 50 лет” (1967 г.), присланной автору в 1994 г.

Через неделю после освобождения города Красной Армией от белополяков на заседании Борисовского ревкома 14 июля 1920 г. рассматривался вопрос о восстановлении работы почты. А так как все почтовое хозяйство было разрушено и разграблено, ревком направил в Западный почтово-телеграфный округ просьбу прислать несколько сотрудников и техническое оборудование для восстановления работы почтово-телеграфной конторы в Борисове. Некоторое время, до обустройства городской почты, городские власти Борисова пользовались услугами полевой почты 16-й армии.

12 сентября 1920 г. ревком утвердил структуру и руководящий состав почтово-телеграфной конторы г. Борисова.

В 1924 г. штат Борисовской ПТК насчитывал 38 человек: заведующий конторой (в разное время ими были А. А.  Апухтин и Ф. И.  Розенберг), его помощник, 15 квалиф­служащих, восемь надсмотрщиков, девять почтальонов и четыре сторожа-рассыльных.

В 1929-1930 гг. Борисовская ПТК использовала для обработки корреспонденции календарные штемпеля (рис. 18, 19).

Борисовской окружной ПТК подчинялись Ново-Борисовская и Лепельская ПТК, а также 17 почтово-телеграфных отделений: Холопеничи, Ухвала, Краснолуки, Бегомль, Березино-Липское, Крайск, Плещеницы, Зембин, Мстиж, Приямино, Велятичи и др., три почтово-телефонных и восемь почтовых отделений.

Штат Ново-Борисовской ПТК составлял 15 человек, из них — четыре почтальона.

Кольцевая почта работала по особому расписанию 2-3 раза в неделю, объезжая самые отдаленные уголки, квалифицированно совершая необходимые почтовые операции. Перевозка почты осуществлялась по 13 почтовым трактам наемными лошадьми.

Борисовская окружная ПТК в месяц приносила 500 рублей дохода, в то же время 19 почтовых отделений были нерентабельны. В августе-сентябре 1924 г. их дефицит составил 1274 рубля. Остро стоял вопрос подписки на периодические издания. Борисовская ПТК обслуживала девять районов с населением 365180 человек (по данным на 1 января 1924 г. в Борисове проживали 19894 человека). Согласно отчету конторы на 10 ноября 1924 г. население выписало 25000 периодических изданий — газет, журналов и книг-брошюр по сельскому хозяйству.

В 1927 г. Борисовская ПТК стала именоваться районной конторой связи, а Ново-Борисовская была преобразована в отделение.

В ведение конторы связи перешла городская телефонная сеть, существовавшая несколько лет самостоятельно. В конце 30-х годов в Борисове был создан линейно-технический узел (ЛТУ).

Радиотрансляционная сеть Борисова появилась в 1930 г. Тогда в здании кинотеатра “Люкс” на проспекте Революции заработал радиоузел мощностью в 30 Вт. Его создание и запуск в эксплуатацию стали возможными благодаря стараниям местного радиолюбителя И. В.  Завилейского.

В 1935 г. в Борисове начала работать радиостанция особого назначения, принимающая оперативные материалы ТАСС и БелТА для газеты “Большевик Борисовщины”.

К началу 30-х годов относится и появление почтового автотранспорта. На тракте Борисов-Бегомль некоторое время ходили смешанные почтово-пассажирские автобусы, в которых разрешалось вместе с почтовыми мешками перевозить пассажиров.

В Игуменском уезде в 1922-1923 гг. работали четыре почтово-телеграфные конторы: Игуменская (заведующий — А. Р.  Зданович), Березинская, Руденская, Узденская, 14 почтово-телеграфных и 12 почтовых отделений.

В Мозырском уезде функционировали четыре ПТК: Мозырская (заведующий — Я. И.  Ластовский; в 1925 г. располагалась по ул. Ленина, 52 и именовалась Мозырская контора народной связи), Копаткевичская, Туровская и Петриковская. В уезде имелись пять почтово-телеграфных и семь почтовых отделений.

В Слуцком уезде — три почтово-телеграфные конторы: Слуцкая (заведующий — М. Т.  Мурач), Копыль­ская и Тишковичская, пять почтово-телеграфных и 11 почтовых отделений.

В Слуцке и Мозыре располагались приемные радиостанции (в Слуцке начальником радиостанции был В. Позняк, в Мозыре — Е. Комзюк). Телефонная связь с Минском была налажена в Бобруйске, Борисове и Игумене. Слуцк и Мозырь имели связь только в своем уезде.

На 01.10.1924 в БССР насчитывалось 1960 телефонных абонентов, на 1 января 1926 г. их стало 2848. Телефонных станций — 14, узловых телефонных станций — 15, переговорных пунктов — 123.

В 20-х — начале 30-х годов для обработки корреспонденции в почтовых учреждениях БССР применялось большое количество разнообразных именных и вспомогательных штемпелей. Вплоть до 30-х годов во многих почтовых учреждениях оставались в употреблении штемпеля старого образца с буквами “Ъ” и “” (рис. 20, 20а-в, 21, 21а).

Почтовые учреждения БССР использовали для обработки корреспонденции не только старые штемпеля, но и переоцененные марки Россий­ской империи. Часто письма оплачивались только старыми марками либо проводилась смешанная оплата — старыми марками России и новыми выпусками РСФСР (рис. 22, 22а).

Если на корреспонденции, отправленной из больших городов республики, такие штемпеля встречаются до 1922-1923 гг., то в малых городах, местечках и деревнях, где имелась почта, штемпеля старого образца употреблялись вплоть до начала 30-х годов. Длительное время такими штемпелями обрабатывалась корреспонденция, поступавшая в вокзальные почтовые отделения. Например, почтовые отделения Оршанского и Витебского вокзалов еще в 1927 г. применяли старые штемпеля с написанием “Вокзалъ” (рис. 23).

Иногда для гашения марок на корреспонденции применялся старый календарный штемпель, а вспомогательный, доплатной или заказной, — нового образца (рис. 20а).

Продемонстрирую разнообразие почтовых штемпелей на примерах подлинной корреспонденции тех лет.

Постепенно советские почтовые власти изымали старые штемпеля и вводили в обращение новые, но единого образца или стандарта для штемпелей все еще не существовало.

Во второй половине 20-х годов появились штемпеля с текстом наименования почтового учреждения — “Гомель П. Т. К.”, “Климовичи П. Т. К. ГОМ. Г. ”, “Ушачи П. Т. КОНТ. Вит.”, “Василевичи П. Т. О. ГОМ. Г. ” и т. д. (рис. 24-27).

С введением административного деления на округа появились календарные и вспомогательные штемпеля с наименованием округа. И даже после ликвидации округов такие штемпеля применялись во многих почтовых учреждениях республики (рис. 28, 28а-д) — “Копысь Орш. окр.” “Мстиславль Орш. окр — Мсціслаўль”, “Осинстрой Орш. окр. — Асінбуд”. Не на всех штемпелях давалось полное наименование округа, на многих текст был сокращенным — “Лоев Гом. Лоеў” “Бегомль Мин. Бягомля”, где под сокращенным “Гом.” и “Мин.” подразумевались Гомельский и Минский округа. Часто полное наименование округа давалось на вспомогательных штемпелях, например, для заказных писем (рис. 28, 28б, 29, 30).

Двуязычные белорусско-русские тексты штемпелей введены уже с середины 20-х годов. Они также отличались разнообразием. В тексте одних было только белорусско-русское название населенного пункта “Борисов-Барысаў”, “Слуцк-Слуцак”, “Орша-Ворша” и т. д. Известны штемпеля с полным названием республики “Белоруссия” или сокращенным — “Бел.”, “Белорус.” и “БССР” (рис. 31-34).

С 1925 г. НКПиТ СССР начал выпускать стандартные маркированные почтовые карточки. Циркуляром НКПиТ СССР от 23.12.1925 введены в обращение почтовые карточки для международной корреспонденции со стандартной маркой “Красноармеец” номиналом в семь копеек. Массовым тиражом выпустили шесть видов карточек на языках республик СССР, в том числе и белорусском. В мае 1926 г. была издана почтовая карточка с маркой “Красноармеец” номиналом в три копейки для внутренней корреспонденции на языках союзных республик. В том же году в почтовых окошках появилась карточка с оплаченным ответом (двойная) с такой же стандартной маркой “Красноармеец” (три копейки плюс три копейки) и также на белорусском языке. Такие выпуски продолжались и в последующие годы. Карточки претерпевали изменения при издании новых стандартных выпусков марок, при введении новых почтовых тарифов.

В 1927-1934 гг. НКПиТ СССР (впоследствии — Народный комиссариат связи) массовыми тиражами издал так называемые рекламно-агитационные карточки. В 1930 г. появились почтовые карточки, рекламирующие безопасные спички (тираж — 200000 экземпляров), советский “Резинотрест” (50000), Интурист (50000), а в 1931 г. почтовая карточка, выпущенная миллионным тиражом, призывала членов кооперативов вовремя уплачивать паевые взносы. Все эти выпуски были белорусскоязычными. На рис. 35, 36 показаны почтовый конверт и карточка с адресным текстом на белорусском языке: “Куды: (назва месца, дзе знаходзiцца пошта, i губэрнi, або акругi, а для станцый — назва чыгункi)”. На более поздних выпусках вместо “губэрнi” в тексте значится “вобласцi”. Далее имеются надписи: “Каму: (дакладная назва адрасата)” и “Адрас адпраўнiка:”. На всех выпусках есть примечание: “Калi лiст высылаецца за межы Беларускае Рэспублiкi, адрас павiнен пiсацца на расiйскай мове”. Эта надпись присутствовала на всех почтовых изданиях для союзных республик. Выпуск почтовых карточек и конвертов с белорусским текстом не означал, что при отправке корреспонденции запрещалось использовать издания на другом языке.

Для обозначения заказной корреспонденции в некоторых ПТК применялись самодельные резиновые штемпеля, на которых указывалось название республики (рис. 37).

Употреблялись также специальные номерные ярлычки для заказных писем с названием города, которые имели несколько вариантов оформления (рис. 38).

Но большинство почтовых учреждений республики использовали вспомогательные штемпеля единого образца (рис. 39). Короткий период были в употреблении штемпеля для заказных писем с указанием наименования округа (рис. 40).

Для особо важных писем, адресованных на имя членов правительства, руководителей высших государственных учреждений, различных органов власти и т. д., применялись специальные наклейки розового цвета с изображением буквы “В”, что означало “Важное”. Наклейки применялись для того, чтобы почтовики и почтальоны уделяли таким письмам особое внимание. Известны два вида подобных наклеек: они присутствуют на корреспонденции, направленной в Центральный исполнительный комитет на имя Н. К.  Крупской, в ЦК Союза работников просвещения (рис. 41, 41а, б).

Спешная (экспресс) корреспонденция оплачивалась особым высоким тарифом — 80 копеек. Минская почта в конце 20-х годов для обозначения спешной почты применяла специальный резиновый штемпель с текстом “СПЕШНОЕ / №… / Минск БССР” (рис. 42). Имелись ли такие штемпеля в почтовых учреждениях других городов республики, пока не установлено. Не выяснено также, употреблялась ли специальная наклейка или штемпель “Экспресс”. На единственном известном в коллекциях белорусских филателистов почтовом отправлении такого рода слово “Экспресс” написано от руки, на конверте имеется только пометка почтового работника “Минск / № 15 / 3.12.37 г.” Подпись неразборчива (рис. 43).

Известны и другие специальные штемпеля белорусской почты тех лет.

В филателистическом журнале “Ямщик — The Post Rider”, издающемся в Канаде обществом русской филателии (The Canadian Sosiety of Rusian Philately) (Ямщик. — 2003. — № 53), описаны два интересных, крайне редких белорусских почтовых штемпеля 30-х годов. Один из них применялся Минской ПТК при отправке бандеролей и посылок. Текст этого штемпеля белорусско-русский: “Збор спагнаны / Менск / Минск / Сбор взыскан / 10.5.30” (рис. 44). (Подобный штемпель описан в статье “Из истории Минской почты” // Веснік сувязі. — 2002. — № 4. — С. 47).

Другой штемпель использовался Гомельской ПТК для обработки корреспонденции от организаций. Он отличался размерами (36 мм) и рисунком — трехокружечный текст штемпеля на русском языке “Сбор взыскан по расчету / Гомель / 2.6.30” (рис. 45).

В апреле 1919 г. Гомель был преобразован в губернский центр. Образование Гомельской губернии утверждено НКВД РСФСР 11 июля 1919 г. в составе РСФСР. Губерния была упразднена в 1926 г., Гомельский и Речицкий уезды переданы БССР. Тогда же организовали губерн­ский отдел связи, который подчинялся Западному округу в Смоленске. Но еще в 1923 г. губерн­ская ПТК пользовалась старыми штемпелями с текстом “ГОМЕЛЬ МОГ.” (Могилевской. — Л. К. ). На рис. 46, 46а показано международное заказное письмо, отправленное в январе 1923 г. из Гомеля в Нью-Йорк (США), оплаченное марками на сумму 700 руб., которые погашены этим старым штемпелем. Для обозначения заказного письма применен резиновый штемпель с номером почтового отправления “№ 593” и наименованием пункта отправления. Текст — латинскими буквами “Homel”. На штемпеле нет обозначения, что это заказное отправление, поэтому работник почты от руки поставил букву “R” (Registered) рядом со штемпелем. О том, что письмо заказное, свидетельствует также круглый вспомогательный штемпель с буквой “R”.

Ниже показаны некоторые извест­ные календарные именные штемпеля Гомельской ПТК 20-х годов. Вокзальное почтовое отделение применяло два вида штемпелей с текстом “ГОМЕЛЬ ВОКЗАЛ” с буквенным индексом “а”, но с различным расположением (1929, 1931) (рис. 47). Штемпель с текстом “Гомель ПТК” показан на рис. 24. В 1928 г. в употреблении находился штемпель с текстом “Гомель БЕЛОР.” с индексом “т” (рис. 48).

В 1930 г. в Гомеле работало несколько городских почтовых отделений. Для заказных отправлений в первом городском отделении связи применяли штемпель с текстом “ГОМЕЛЬ 1 ГОР. ОТД / №”
(рис. 49).

Когда впервые на Гомельской почте ввели в эксплуатацию штемпелевальные машины для обработки корреспонденции, еще не выяснено. Возможно, это случилось в самом начале 30-х годов. Такой механический штемпель обнаружен на корреспонденции 1934 г. От сегодняшних подобных штемпелей он отличается очень многим. В цент­ре штемпеля в прямоугольной рамке расположены только дата и время отправления корреспонденции. Пятиконечная звезда расположена вне рамки с левой стороны, справа вне рамки — буква “ч” (часы). Год употребления штемпеля обозначен только двумя цифрами внизу рамки, там же — аббревиатура “Б. С. С. Р. ” Название населенного пункта “Гомель”, как и в современных штемпелях, расположено в верхней части штемпеля (рис. 50).


 

Лев КОЛОСОВ,
член Белорусского союза журналистов,
член художественного совета Министерства связи и информатизации РБ,
заграничный член Польской академии филателистики,
председатель Белорусского союза филателистов.

Материал любезно предоставлен редакцией журнала "Веснiк сувязi".