Услуги
Тарифы
Справка

Формы организации почтовой службы


(Опубликовано:Заремский, В. К.  Формы организации почтовой связи в белорусских губерниях в XIX веке/В. К.  Заремский //Романовские чтения — 4: сб. трудов Международной научн. Конференции /Под ред. Я. Г.  Риера. — Могилёв: МГУ им. Кулешова, 2008. — С. 23 — 24).

Государство выделяло недостаточно средств на развитие сети почтовых учреждений. Например, в начале 1880-х годов около 17 тысяч рублей в год. Значительное число населённых пунктов находилось вдали от почтовых трактов и почтовых учреждений. Для того чтобы жители этих населённых пунктов могли отправлять и получать почтовую корреспонденцию, в XIX веке предпринимались различные реформы. Это сельская почта, рассыльная почта, городская почта, почта земских учреждений и верховая почта. Все почтовые перевозки в белорусских губерниях осуществлялись по суше. Фактов перевозки почта по воде не обнаружено.

Сельская почта. В 1805 г. было принято решение открывать приём и выдачу простых писем и пакетов на тех почтовых станциях, «где настоять будет надобность». К 1810 г. такие почтовые операции проводились всего на 32 станциях империи, 23 из которых находились в ведомстве Литовского почтамта. Название — «сельская почта» — совсем не отвечает действительному назначению этой корреспонденции, принадлежащей не сельским жителям, т. е. крестьянам, а мануфактурам, фабрикам, местной администрации, войскам и, отчасти, торговому населению. В 1840 г. в сельской почте работало 160 станций. Успех в работе сельской почты был лишь в местах торговых, промышленных, со значительным числом населения и в местах расквартирования войск. Сдерживало развитие этой почты и малое число услуг — только приём и выдача простой корреспонденции. Опять таки, большая часть населённых пунктов была значительно удалена от почтовых трактов и почтовых станций. В земледельческих регионах такая почта почти не играла никакой роли.

К началу 1880-х гг. число почтовых станций с полным почтовым действием достигло 1531. Фактически почтовый обмен происходил на всех станциях, где был станционный смотритель, и в тех населённых пунктах, где не было почтовых учреждений. При закрытии станций или по мере роста почтовых операций их преобразовывали в почтовые отделения. Например, в 1883 г. В Могилёвской губернии Вильчицкая, Гадиловичская, Бабиновичская, Дворецкая, Застенковская, Казьянская,Кристопольская, Крупецкая, Локутянская, Лесобуднянская, Обидовичская, Погребенская, Приборская, Придорожская, Романовская, Речицкая, Свенскопольская, Селецкая, Сидоровичская, Хотовижская, Чечевичская, Чечоровская и Звенчатская ПС с приёмом и выдачей всякого рода корреспонденции были преобразованы в ПО.

Рассыльная почта. Устранить недостатки сельской почты должна была «рассыльная почта по уездам» созданная в 1840 г. По мнению автора проекта почтового чиновника Семичева, нужно было предоставить жителям уездов возможность через особых собственных почтовых рассыльных получать и обменивать корреспонденцию на почте. Почтовое учреждение за небольшую плату принимало корреспонденцию и передавало её другому рассыльному или пересылало в другой уезд. Проект, опять-таки, был рассчитан на помещиков и на то, что они имеют регулярные связи с городом. Автор проекта разделил переписку помещиков на пять групп: поздравительные, пригласительные, уведомительные, совещательные и просительные. Главную роль играли две первые группы, и они составляли основную массу переписки. Практика опровергла надежды устроителей почты. Значительная часть помещиков жила в городах, в имениях бывала редко и редко писала письма: использовала собственных нарочных для этих целей. В основном переписка была иногородней. В большинстве губерний дворянство отказалось от такой почты. Минский губернатор счёт создание внутри уездной почты политически опасным делом. «Поспешаю доложить, — писал он, — что, по мнению моему, эту мысль опасно приводить в исполнение в западных губерниях, смею думать, даже и в сопредельных, по крайней мере Могилёвской и Витебской: ибо это, во-первых, облегчило бы распространение между обывателями всяких вредных толков, политических предприятий и переписки неблагонамеренной, во-вторых, ослабило бы меры тайного за ними наблюдения губернского начальства, и в-третьих, уничтожило бы всё влияние страха со стороны местных полиций на помещиков».

Сохранившиеся документы рассказывают о том, как обсуждался этот вопрос в Гродненской губернии. Новогрудский уездный предводитель дворянства сообщил, что частная корреспонденция «весьма редка», иногороднюю получают гонцы. Часть почты идёт через пограничную (т. е. Брестскую — З. В. К.) контору и всю её направлять в уездную почтовую контору «было бы весьма затруднительных и даже бесполезным» делом. Кобринский предводитель утверждал, что «помещики не находят для себя никакой пользы ибо им выгодней и удобней самим делать с собой сообщения посредством своих людей». После таких ответов губернский предводитель резюмировал, что проект Семичева «по соображениям означенного проекта с местными обстоятельствами и по частном личном совещании со многими дворянами»… «не может быть полезен». Поддержала его и губернская почтовая контора. Проект «не доставит выгод казне, — писалось в отчёте начальника конторы, — ибо отправление и получение корреспонденции вообще по всей губернии чрезвычайно малозначительно» и помещики используют своих крестьян. Но после отправки отчёта в Петербург, появились и другие сведения. Волковысский предводитель сообщил, что проект можно «вполне ввести в использовать для опыта только без платежа и по сделании годичного отчёта при усердии почтмейстеров». Он считал, что проект «не останется без существенной пользы». Но гражданский губернатор не стал переписывать своё донесение: «Проект хорош для великорусских, но не западных губерний: помещиков мало и мало переписки».

За 1841 г. по всей империи переслали только 1187 единиц корреспонденции, из которых большая часть в Курляндской губернии. На все остальные губернии пришлось всего 170 отправлений. В Минской губернииотправили 78, Витебской- 8 и Могилёвской — 2. То есть, интерес к рассыльной почте в западных губерниях был невелик, но, вопреки мнению Гродненского гражданского губернатора, всё же больший, чем в великорусских!

Проект существовал двадцать лет, и двадцать лет в годовых отчётах указывалось об отсутствии «рассыльной» корреспонденции.

Земская почта. Ещё одним вариантом сельской почты стала почта земских учреждений. С введением таковых появилась необходимость в обмене корреспонденции между ними. В 1837 г. официально утверждается почта при земских судах (впоследствии — при уездных полицейских управлениях) для поддержания сообщения со становыми приставами. Почта отправлялась по круговому маршруту один раз в неделю из уездного города, «особыми рассыльными». Рассыльному предписывалось везти её до первой перемены лошадей (не далее 30 в.). На почте было от 3 до 6 лошадей.

На основании Императорского Указа, 30 марта 1838 г. Могилёвское губернское правление утвердило маршруты почты, пункты перемены лошадей, порядок приёма, передачи и получения корреспонденции «так, дабы в сообщениях чинов Земской полиции малейшей не происходило остановки». За организацию земской почты в губерниях отвечали губернаторы, а в уездах — земские исправники. Её устройством занимались в уездах чины земской полиции и военные начальники. В Могилёвском уезде маршрут почты был следующий: от Могилёва до Шклова (32 в.), от Шклова до с. Тубышек (20 в.), от Тубышек через м. Круглое в м. Тетерин (20 в.), от Тетерина через м. Головчин до м. Княжицы (30 в.) и от Княжиц до Могилёва (13 в.). В Копысском уезде: с. Ворбцевичи — м. Толочин — м. Бобр. В Бабиновичском: д. Кимбары — д. Затёсы — м. Рудня — м. Расосна. В Оршанском, Белицком и Рогачёвском уездах маршруты и места перемены лошадей были определены, но уездное начальство решило не устраивать постоянную почту в виде повинности, а нанимать подрядом лошадей и возчиков. В Быховском и Чериковском уездах станы были расположены вокруг уездных центров, и почтовый обмен шёл бы через город, поэтому почту в них не создали. Мстиславльский, Климовичский и Чаусский уезды отказались от этой почты без объяснения причин. Там, где земской почты не было, почту отправляли через станционных смотрителей за дополнительную плату.

Городская почта. Первая городская почта в Российской империи учреждена в 1833 г. в Санкт-Петербурге. К 1860 г. она существовала только в четырёх городах империи: Петербурге, Москве, Варшаве и Казани [4, с.88]. В первой половинеXIXвека в белорусских городах не было городской почты. В 1847 г. Департамент полиции исполнительной на имя Министра внутренних дел отправил предложение о создании городской почты в г. Вильно. Но МВД, опираясь на мнение начальника Виленской почтовой конторы, отклонило его под предлогом малочисленности населения и в связи с закрытием университета.

Верховая почта. В 1843 г., желая улучшить пересылку корреспонденции между городами не соединёнными почтовыми трактами, вводится «верховая одноконная почта». Ямщик верхом или на одноконной телеге развозил почту первоначально за 1 1/2 коп. серебром за версту, а затем за 4 коп. серебром. Большого распространения и эта почта не получила, по вышеописанным причинам. В 1848 — 1851 гг. верховые почты ходили по всего двадцати маршрутам, из которых только два, вне Беларуси, приносили доход. В 1859 г. в Гродненской губернии работало семь верховых почт: из Кобрина в Пинск, из Белостока в Желтки, и из Липска в Гродно, из Минска в Гродно и из Варшавы в Белосток.

Почтовые операции при волостных правлениях. Новым вариантом, дополняющим сельскую почту явилось учреждение 12 июля 1894 г. почтовых операций при волостных правлениях (там, где не было почтовых учреждений). Почтовую работу выполняли волостные писари. Первоначально разрешён был только обмен простой корреспонденции и продажа знаков почтовой оплаты. Впоследствии при некоторых правлениях открыли и полное почтовое действие. К концу 1900 г. всего 1827 волостных правлений проводили почтовые операции, 197 из них производили приём и выдачу любой корреспонденции. В 1897 г. в Могилёвской губернии почтовые операции проводились при 91 правлении, в Минской в 1896 г. — при 32. При организации почтовых учреждений в населённом пункте, такие операции прекращались.

Почтовые операции на станциях железных дорог. В 1895 г. на станциях (где не было почтовых учреждений) Сибирской железной дороги, а с 1896 г. по всей империи вводятся временные правила почтовых операций (приём, обмен, выдача простой, с 1900 г. и заказной корреспонденции). Почтовые услуги оказывали лично начальники станций. За производство почтовых операций им полагалась надбавка к зарплате — 135 рублей в год и ещё 40 рублей на канцелярские расходы. 24 января 1900 г. были введены постоянные правила. Согласно им почтовые операции производили начальник и его помощник. Первому полагалась 200 рублей, а второму 150 рублей в год. На территории Беларуси станций, на которых производились почтовые операции было немного. Всего их было на Полесских дорогах — 13, на Московско-Брестской — 1, на Либаво-Роменской — 8 и на Риго-Орловской — 9. Их небольшое число связано с тем, что вдоль железных дорог, которые проходили по белорусской земле, работало достаточно большое число территориальных почтовых учреждений. Больше всего их было на Полесье, где дороги были проложены по новым направлениям. Но это на всём протяжении данных дорог. В среднем подобное производство почтовых операций на одной станции обходилась Российской империи в 360-400 рублей в год. Это в два раза больше, чем в волостных правлениях. Правительство шло на такие расходы с целью предоставления почтовых услуг большому числу населения удалённому от почтовых учреждений. В Могилёвской губернии почтовые операции проводились на станциях Стайки (с 1908 г.), и Могилёв и Дашковка (с 1909 г.) Риго-Орловской железной дороги. В Минской с 1913 г. на ст. Муляровка Полесской дороги.

Почтовые операции на конных почтовых станциях. Ещё одним мероприятием по развитию сети почтовых учреждений явилось разрешение на приём и выдачу простой корреспонденции и продажу знаков почтовой оплаты на конных почтовых станциях, на которых не было станционных смотрителей, а были только почтсодержатели. Операции производили станционные писари под надзором почтсодержателей. Таких почтовых учреждений было мало. На всю империю в 1902 г. только 144. С 1897 г. такие операции проводились на Мильковщнянской КПС Гродненской губернии.